EN

Театр

Опера

Балет

Афиша

Собиновский фестиваль

Видеогалерея

Документы

Заказать билет

Контактная информация
 
 

Главная страница  Театр  Пресс-служба  Пресса о нас  2007  Май  28 Мая Веллингтон, Христос и Маргарита

Веллингтон, Христос и Маргарита

В Саратове прошел XX Собиновский фестиваль

Юбилейный Собиновский фестиваль открылся весьма амбициозно: в первый вечер — раритеты Бетховена, во второй — мировая оперная премьера. Впрочем, исполнение масштабных и при этом не слишком часто звучащих произведений симфонического и ораториального жанров стало в последние годы одной из традиций фестиваля. А вот мировых премьер новых опер в его истории еще не было. Другой вопрос, насколько «Маргариту» Владимира Кобекина можно считать оперой…

Сцена из оперы «Маргарита» Сцена из спектакля

Отмечающий в нынешнем году свое 60-летие Владимир Кобекин — автор более десятка опер, среди которых есть по-настоящему выдающиеся сочинения (например, пушкинский триптих «Пророк» или «Молодой Давид»). В последнее время, однако, композитора все больше привлекает жанр мюзикла. Что касается «Маргариты» то здесь перед нами любопытный опыт соединения оперы и мюзикла.

Собственно, Кобекин поначалу писал именно мюзикл, но после того как часть работы была показана на композиторском семинаре в Сочи и с ней познакомился Юрий Кочнев, последовало предложение от Саратовского театра продолжить работу над произведением уже в качестве оперы. Кобекин согласился и, как сказал маэстро Кочнев на пресс-конференции, предложил театру «самую настоящую оперную партитуру». Думается все же, что это не совсем так.

«Маргарита» не является мюзиклом в том только смысле, что предполагает «живое» звучание оркестра и певцов. Сама же музыка по большей части имеет как раз «мюзикальный» характер, базируясь на жесткой ритмической основе и не занимаясь раскрытием характеров. В отличие от настоящей оперы она не столько в самой себе несет действие, сколько его сопровождает. Зато в этой музыке, сочетающей броские, даже, можно сказать, плакатные темы с неожиданно возникающими островками лирики и почти акварельной звукописи, очень много драйва.

Есть здесь, увы, и страницы музыкально безликие, что в значительной степени связано с уровнем либретто Евгения Фридмана, чье крайне невысокое литературное качество и сомнительный вкус, не говоря уже о драматургической слабости, композитору удалось преодолеть далеко не везде. Странно, что Владимир Кобекин, прежде столь требовательно подходивший к литературной основе своих опер и нередко сам писавший для них либретто, пошел на такой альянс. Можно предположить, что его увлекла сама идея «перевернуть» известный сюжет. Фауст здесь ставит эксперимент, заставляя Мефистофеля влюбиться в Маргариту, надеясь таким вот способом зло превратить в добро, но в действительности лишь погубив невинную. К сожалению, во многом как раз из-за либретто линию Мефистофеля (о Фаусте и говорить не приходится) трудно признать удачей композитора. Удалась ему во многом сама героиня (очень выразительна в заглавной партии Ольга Кочнева). Именно с ее партией, а также с оркестром и хором (качественно работающим в спектакле, под руководством хормейстеров Людмилы Тадтаевой и Натальи Бочарниковой) связаны прежде всего музыкальные достоинства этой партитуры.

Вряд ли можно признать удачным выбор режиссера для данной постановки. Дмитрий Исаичев (недавний выпускник РАТИ) проявил себя главным образом в ритмически организованных перемещениях масс и отдельных мизансценах-ребусах, не сумев предложить сколько-нибудь внятное решение и практически ничего не дав актерам, зачастую просто не знающим, что им делать на сцене. В итоге режиссура оказалась по большей части лишь неким придатком сценографии. Александр Арефьев создал сценически выигрышную конструкцию, представляющую собой в одно и то же время остов корабля и некое обобщенно-условное пространство, в котором может происходить все что угодно — в том числе действие еще десятка спектаклей различных жанров. Сценография эта, конечно, не слишком оригинальна (нечто подобное мы видели уже не раз, особенно в мюзиклах), зато эффектна.

И все-таки успехом своим премьера обязана прежде всего и главным образом дирижерскому искусству Юрия Кочнева. Кобекину повезло, что жизнь его новой партитуре дал мастер подобного класса, сумев подчеркнуть ее достоинства и по возможности смикшировать недостатки. Если новое произведение захватывает именно звучанием самой музыки — это дорогого стоит.

А теперь вернемся к первому фестивальному вечеру, посвященному, как уже было сказано, музыке Бетховена. Юрий Кочнев принципиально не стал включать в программу ни одного из широко известных и популярных бетховенских произведений. Он взял имеющую не самую лучшую репутацию батальную картину «Победа Веллингтона в битве при Виттории» и крайне редко звучащую ораторию «Христос на Масличной горе». И доказал сразу несколько вещей. Во-первых, что оркестр театра, работающий в мобилизационном фестивальном режиме, способен достигать весьма весомых результатов (это, впрочем, маэстро доказывал уже и в прежние годы, исполняя на фестивале «Сотворение мира» Гайдна, Реквиемы Берлиоза, Верди, Дворжака и Бриттена, Третьи симфонии Брукнера и Малера). А во-вторых, что данные сочинения достойны лучшей участи. В отношении «Веллингтона» нередко воспринимаемого как нечто официозно-трескучее, написанное гениальным композитором «по случаю» и без вдохновения, это не представлялось столь уж очевидным. Однако Кочнев убедил в том, что на самом деле это вполне живая и вполне бетховенская музыка, если, конечно, к ее исполнению не подходить формально. «Христос на Масличной горе» у нас, кажется, лишь однажды исполнялся Геннадием Рождественским. Даже записи этой оратории крайне редки. Однако ее, несомненно, можно причислить к бетховенским шедеврам, особенно в оркестровых и хоровых эпизодах, каковые и прозвучали наиболее ярко и убедительно. Что касается сольных, то здесь лидировала саратовская певица Светлана Кузнецова (в прошлом солистка театра, а затем — филармонии). Москвич Марат Гали (до недавнего времени именовавшийся Галиахметовым) только что вытянул труднейшую заглавную партию, требующую куда более весомых голосовых данных. На достойном уровне выступили оба приглашенных хоровых коллектива — Губернский театр хоровой музыки и хор Саратовской государственной консерватории имени Л.В.Собинова.

Автор этих строк смог присутствовать только на двух первых фестивальных вечерах, хотя интересного, судя по афише, и в дальнейшем было немало. Несколько дней спустя Юрий Кочнев представил еще одну неординарную программу — «Симфонические шедевры XX века» включавшую в себя редко звучащие сочинения Онеггера, Веберна, Бартока и Нильсена. Затем была премьера новой постановки «Евгения Онегина» (дирижер Юрий Кочнев, режиссер и сценограф Андрей Сергеев). В «Травиате» и «Тоске» приняли участие солисты из Москвы и других городов. Камерный театр Бориса Покровского привез свою последнюю премьеру — «Тайный брак» Д. Чимарозы, а Театр Бориса Эйфмана — балет «Чайковский». Прошли концерты ведущего мастера труппы Леонида Сметанникова и… знаменитой рок-группы «Ю-Питер» во главе с Вячеславом Бутусовым. Состоялся ставший уже традиционным Конкурс конкурсов вокалистов. И это еще не полный перечень мероприятий Собиновского фестиваля. Который вполне можно было бы именовать Кочневским. Именно Юрий Кочнев (вместе с директором Ильей Кияненко) придумал этот фестиваль уже более двадцати лет назад, являясь с тех пор бессменным его художественным руководителем. Именно с его именем, как правило, связаны главные фестивальные события. Так что, если бы год назад он действительно покинул театр (см. «Культуру» № 25 за 2006 год), фестиваля, скорее всего, просто бы не было. К счастью, уйти ему все-таки не дали, проблемы постепенно решаются, а фестиваль живет, оставаясь в числе наиболее значительных музыкальных событий России за пределами двух столиц.

Дмитрий МОРОЗОВ
«Культура» Саратов — Москва

   
 
 
 

© 2006–2020 «Саратовский академический театр оперы и балета»
Все права защищены.

Правила пользования сайтом

Контактная информация

English version

 

МедиапродуктСоздание сайта — Медиапродукт


Карта сайта